Колосов Николай Сергеевич

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Родители С.Н. Колосова были теми классическими российскими интеллигентами, для кого, выражаясь языком из времен их юности, общественные интересы и интересы культурные существовали нераздельно. После революции Н.А. и Л.И. Колосовы развернули в Екатеринбурге активную театрально-общественную деятельность, создали в столице Урала одну из первых в стране стационарных трупп, ориентированных на детск ую ау диторию. Молодых, энергичных энтузиастов заметили, пригласили в Москву.

Л.И. Колосова имела диплом юриста, свободно говорила на нескольких европейских языках. Она устроилась на работу и затем до конца дней своих протрудилась в системе "культурных связей с заграницей" (впоследствии - ВОКС). Н.А. Колосов, хотя не получил вузовского диплома, но отличался глубокой образованностью, широтой культурного кругозора. Он стал одним из видных и авторитетных издательских работников Москвы.

Пристрастие родителей Сергея Николаевича к сцене сделало из них заядлых московских театралов. Не пропускалась ни одна значительная премьера. В доме жили общими театральными интересами - и родители, и с младых ногтей - подраставший сын.

Эти интересы привели Сергея Колосова еще школьником в детскую театральную студию, а затем - в молодежную секцию Театральной студии Бауманского районного Дома культуры города Москвы. Первым наставником Колосова стал хорошо известный тогдашней театральной Москве Сергей Владимирович Серпинский . Занятия у него дали Колосову первый практический опыт и, кажется, вполне определяли будущее.

Жизнь, однако, внесла в судьбу свои драматические поправки.

Сергей Колосов, призванный 31 октября 1939 года на действительную военную службу, стал участником начавшейся вскоре финской кампании. В начале февраля 1940 года, то есть за месяц до окончания военных действий, в одном из боев на Карельском перешейке С.Н. Колосов получил ранение. Длительное время провел в госпиталях. Врачи, как они сами говорили, чудом спасли ему правую руку и признали годным к нестроевой службе.

Как раз в ту пору нарком обороны, маршал С.К. Тимошенко, подписал приказ о создании "команды красноармейцев-актеров Центрального театра Красной Армии". В этой "команде" затем, от поколения к поколению, на протяжении шести десятилетий, делали свои первые шаги многие известные впоследствии режиссеры, актеры, театроведы.

Туда Колосов и был определен после излечения 31 октября 1940 года. Военным делом они почти не занимались, не считая строевой и физической подготовки. Главную обязанность "команды" составляло участие в народных сценах (термин А.Д. Попова) в спектаклях: "Полководец Суворов", "Пархоменко", "Сон в летнюю ночь". Все внимание Колосова было сосредоточено на репетициях А.Д. Попова - худрука ЦТКА, одной из самых масштабных фигур в плеяде великих режиссеров ХХ столетия. Впоследствии, уже после войны, недавний фронтовик Колосов обретет в нем Учителя.

После эвакуации театра в Свердловск осенью 1941 года Колосов окончил офицерское училище, воевал, готовил кадры. Демобилизован старший лейтенант Колосов лишь летом 1946 года. Он поступает на режиссерский факультет Государственного института театрального искусства (ГИТИС; с 1992 - Российская академия театрального искусства, РАТИ-ГИТИС). Конкурс на режиссерский факультет в том, первом послевоенном наборе был огромный: 19 человек на место. Колосов стал рядовым той армии студентов первой послевоенной поры, кто ходил на занятия в видавших виды сапогах, гимнастерках, шинелях…

ГИТИС дал Сергею Колосову на всю жизнь и крепкий профессионализм, и моральную закалку, и - главного в этой жизни человека. Именно такими "навсегда главными людьми" стали друг для друга Сергей Николаевич Колосов и Людмила Ивановна Касаткина - большой режиссер и большая актриса. Родилось содружество, замечательное и по своей устойчивости, и по творческой результативности, и по той особой нравственной интонации, которая придала семейному союзу двух выдающихся мастеров очевидный и общепризнанный общественный смысл. Возник семейный союз, о котором полвека знает вся страна, - и не просто знает, но относится к нему с особой трепетностью, как к национальному достоянию, воспринимает этот союз как эталон чего-то нормально и устойчиво прекрасного.

Одним из первых педагогов С.Н. Колосова стал Б.Е. Захава , в будущем Народный артист СССР. Среди педагогов, с которыми студент Колосов изо дня в день встречался непосредственно в аудитории, М.М. Морозов, Ю.А. Дмитриев, Б.И. Ростоцкий , Г.Б. Асеева, А.С. Поль, В.Н. Мюллер, Н.М. Тарабукин .

Среди гитисовских сокурсников С.Н. Колосова - будущие большие мастера Народный артист СССР Г.Д. Лордкипанидзе, Народный артист РСФСР С.Г. Микаэлян , Заслуженный артист РСФСР А.Б. Шатрин , Заслуженный деятель искусств РФ, лауреат Ленинской и Государственной премии РСФСР А.Б. Гребнев. Дипломную работу С.Н. Колосова рецензировали Б.И. Ростоцкий и В.Г. Комиссаржевский, в будущем - главный режиссер Московского театра имени М.Н. Ермоловой...

Второкурсником Колосов оказался центром общеинститутской сенсации из тех, какие потом годами помнятся в стенах творческих вузов. Ее поводом стал режиссерский план, а затем и поставленные на площадке фрагменты шекспировского "Ричарда III". Результатом студенческого успеха оказались Сталинская стипендия, что было престижно, да и с материальной точки зрения немаловажно в те, далеко не сытые, годы. Колосов получал ее до конца учебы в институте, и это также - существенный "знак качества", первое официальное признание таланта, знаний, работоспособности.

Успех сцен из "Ричарда III" породил идею создать в ГИТИСе "Шекспировский научно-творческий студенческий кружок", который Колосов и возглавил, а руководителем согласился стать ведущий советский шекспировед той поры Михаил Михайлович Морозов.

Работа "кружка", ставшего на деле настоящим "шекспировским клубом", заседания которого имели общемосковский резонанс, продолжались в течение двух лет, при полном зале. Среди выступавших перед аудиторией был С.Я. Маршак. Выступали на кружке С.М. Михоэлс, А.Д. Попов, Ю.А. Завадский.

В конце третьего года обучения Колосов попросил разрешения А.Д. Попова на прохождение производственной практики в ЦТКА. Такое согласие было получено и началась работа практиканта на спектакле "Степь широкая" (по пьесе Н.Г. Винникова ). Спектакль получил Сталинскую премию 1950 года. Затем, как помощник, талант и работоспособность которого проверены в деле, Колосов уже в качестве режиссера-ассистента, принимал участие в постановках спектаклей по пьесам «Ревизор» Н.В. Гоголя, "Незабываемый 1919-й" В.В. Вишневского, "Флаг адмирала" А.П. Штейна (1950). Спектакль получил Сталинскую премию 1951 года.

В 1952 году С.Н. Колосов выступает с дипломным спектаклем по пьесе С.Л. Львова "Наследники" на Малой сцене ЦТСА. Диплом он защищает с отличием. Споров вокруг дипломного спектакля было много. Колосова не только хвалили, но и изрядно пощипали. Общая же оценка спектакля была безусловно положительной.

Однако Попов, учитель столь же требовательный, сколь и мудрый, верящий в возможности своего ученика, в практической совместной работе оценивший профессионализм своего вчерашнего студента, "не берет" его в "свой" театр. Побудив ученика начать работу в Московском театре Сатиры, А.Д. Попов сознательно пускает его в самостоятельное плавание, и притом "отдает" С.Н. Колосова в труппу, где в этот момент был буквально голод на хорошую режиссуру. Колосов не только сразу получает постановку, но вскоре совмещает труд режиссера с исполнением обязанностей заведующего литературной частью театра Сатиры.

В марте 1953 года Колосов начинает работу над комедией Г. Фильдинга "Судья в ловушке". Постановка была связана с приближающимся 200-летием со дня смерти великого английского сатирика (в 1998 году Колосов экранизирует для телевидения эту пьесу в содружестве с художником М. Карташовым и оператором Б. Брожовским ).

Работать над фильдинговской пьесой режиссеру довелось с такими мастерами, как В. Лепко , Г. Менглет , А. Ячницкий , Р. Холодов и молодыми - В. Васильевой и А. Папановым. Премьера спектакля состоялась в 1954 году: сначала ее "обкатали" во время летних гастролей театра, в Свердловске и в Новосибирске, а осенью ее увидела и театральная Москва. На премьере был известный английский писатель Дж. Линдсей , высоко оценивший работу молодого режиссера. "Правда" на первой полосе информировала о премьере, что по тем временам означало официальное признание